Последние публикации

Маша Цуканова. Профессиональная стоматология

У этой истории много начал. Одно — когда папа дразнил меня в детстве электричкой за уродливые зубы. Второе — когда к концу школы они оказались не просто уродливыми, а еще и больными, и два передних пришлось заменить искусственными. Третье — когда над одним из искусственных зубов посинела десна. Четвертое — когда знакомая хвасталась мне своими новыми белоснежными ви-нирами: «Доктор, умница, когда ставил виниры, еще так сделал, что мои фиолетовые десны снова стали розовыми».
С тех пор я все время об этом думала — надо и своим вернуть натуральный цвет, раз уж это, оказывается, возможно. Я очень улыбчивая, и в моменты особого веселья, когда губы растягиваются в самую широкую улыбку, у меня открывался фиолетовый участок над верхним зубом — на фотографиях он был особенно заметен и портил мне настроение. Итак, я отправилась в стоматологические клиники, чтобы собрать диагнозы и мнения.
Меня поразила разница между клиниками попроще и поприличнее: докторов для них как будто учили по разным учебникам. Первые утверждали, что все дело в металлокерамическом зубе, который окислил десну, и она потемнела, как темнеет на воздухе железо в разрезанном яблоке. От тех, кто ставил мне этот диагноз, я сразу же уходила без лишних разговоров: у меня была безметалловая керамика и окисляться там было совершенно нечему.
Доктора в клиниках более высокого класса давали совсем другое объяснение. По их версии, от старых смесей, которыми пломбировали каналы раньше, темнеет корень зуба. Он просвечивает сквозь десну, и потому она кажется синей. Это было похоже на правду:
я поняла, что синие десны -не тот случай, когда получится сэкономить на клинике, и записалась на внутриканальное отбеливание в профессиональная стоматология
«Я не буду этого делать. Лучше ходите с синими деснами»,- заявил мне доктор, когда снял искусственный зуб. Я чуть не расплакалась. В каком смысле «я не буду этого делать»? Врач объяснил, что штифт, на котором держался мой зуб, вцементирован в канал намертво, и единственный способ достать его оттуда — разбить цемент ультразвуком. Но при такой плотной посадке ультразвук вполне может оставить микротрещины на зубном канале, которые через пару лет приведут к ужасным последствиям — надо будет удалять весь корень целиком, и тогда мои фиолетовые десны покажутся мне цветочками.
Но зуб уже был снят, пути назад я не видела и продолжала упорствовать. Оказалось, не напрасно. После долгих препирательств доктор повел меня на рентген, где мы сделали счастливое открытие. Канал только снаружи казался намертво запломбированным, на самом деле внутри него были пустоты — так что выбивать пломбу и штифт ультразвуком оказалось совсем не опасно. Так халатность одного стоматоло-га.спустя дюжину лет помогла другому стоматологу. Ультразвук занял секунд десять, и я его даже не почувствовала.
Доктор дал мне зеркало и показал освободившийся канал — он действительно был темно-коричневый, отвратительного гнилостно-трупного оттенка. Наша задача состояла в том, чтобы привести его к нормальному белому цвету. Внутрь канала доктор заложил отбеливающее вещество, затем запломбировал его и поставил временный пластиковый зуб. Раз в неделю мне полагалось возвращаться и менять отбеливающее вещество в канале. С каждым днем темное пятно на десне светлело и приближалось к натуральному оттенку. Так я проходила месяц.
Канал, на который я смотрела в зеркале, был теперь белоснежный, а десна выглядела розовой и здоровой при ярком свете, но все равно отдавала синевой в тени. Я хотела продолжать отбеливание до тех пор, пока она не будет выглядеть естественно при любых обстоятельствах, но доктор не разрешил. Он сказал, что дальнейшее отбеливание может разрушить зуб, а наш главный приоритет в любом случае — здоровье, и только потом -эстетика. Так что мне пришлось довольствоваться тем, что десна хотя бы на несколько тонов порозовела.
Но это был только первый акт нашего спектакля. Раз уж мне будут ставить новый зуб, то почему бы не сделать средние резцы длиннее — как у Киры Найтли, как сейчас модно. Мне очень нравятся длинные передние зубы, а мои, хоть их в юности и удлинили на пару миллиметров, все равно оставались приближены к квадратам. И доктор в своем репертуаре снова ответил: «Я не буду этого делать».
Во-первых, по правилам зубной гармонии резцы должны просматриваться сквозь приоткрытые губы — а у меня их и так прекрасно видно. Во-вторых, кроличьи зубки сейчас — писк моды, значит, через пару лет они будут выглядеть крайне немодными. А моя ровная линия зубов — вечная классика, своего рода эталон.
Впрочем, доктор был согласен со мной в том, что вытянутые зубы лучше квадратных, поэтому предложил неожиданный способ их удлинить — не снизу, а сверху, приподняв десны над зубами. Мне сделали искусственные зубы на добрых несколько миллиметров выше, чем предыдущие,-и десна действительно приподнялась. Во-первых, зубы приобрели форму, о которой я мечтала. А во-вторых, с поднятой линией зубов теперь даже самая широкая улыбка не открывает десну, так что более темный участок никто не видит.

Комментарии запрещены.